• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(16)2014
  • Этюды о картинах
  • «И Космос весь – в лесной травинке»...
  • «И Космос весь – в лесной травинке»

    С.П. Голикова

    323
  • Осока. 1878
    Осока. 1878
    И.И. Шишкин

    Обращаясь к творческому наследию Ивана Ивановича Шишкина, невозможно переоценить значение его многочисленных натурных этюдов. В таких произведениях личность художника воплощается не менее ясно, чем в его законченных картинах. В этюдах с особенной отчетливостью выражается аналитичность творческой установки Шишкина, основанной на достоверном знании изображаемой природы. Здесь художник пристально изучает отдельные формы растительного мира, неустанно вглядывается в облик трав и цветов, любуется их сложным переплетением. Нередко задача этюдов оказывается вспомогательной, связанной с накоплением натурного материала для подробно разрабатываемых передних планов завершенных полотен. Но подчас в этих маленьких холстах открывается удивительная образная цельность и красота, наделяющая их самостоятельной художественной значимостью. 

    Этюд «Осока» из коллекции Новосибирского государственного художественного музея, исполненный во время последней поездки И.И. Шишкина на Валаам в 1878 году, в полной мере обладает названными качествами.

    Валаамские впечатления, полученные в годы учебы в Академии художеств, в значительной степени повлияли на особенности ранней изобразительной системы Шишкина с ее условным, темным колоритом, локальностью цвета, преобладанием рисуночного начала. Этюд 1878 года невольно приводит на память его произведения академической поры. Тонкие стебли осоки показаны здесь на коричневом фоне, который при быстром взгляде воспринимается почти нейтральным – и лишь постепенно глаза зрителя различают в нем крупные камни у края болотной воды. Соотношение темного, малопространственного фона с рельефно выступающей лаконичной группой светлой травы и зеленых листьев, лежащих на поверхности воды, придает этюду своеобразную декоративность. Трактовка его деталей позволяет убедиться в том, насколько вдумчивым и индивидуальным было отношение Шишкина к выразительным возможностям живописной фактуры. Справедливое утверждение о том, что в творческом методе художника доминировал выявляющий форму рисунок, в подобных примерах обретает буквальный смысл. Стараясь обогатить фактурные решения, Шишкин не ограничивался чисто живописными приемами и вносил в работу масляными красками свой опыт превосходного рисовальщика. Изображая высокие стебли осоки тонкими, прерывающимися, словно тающими линиями, он использует масло как графический материал, находя в этом верный способ осязаемой передачи грациозности хрупких растений. Характерные для манеры художника измельченные, отрывистые, конкретизирующие форму мазки во многом сходны с разнообразными и безупречно точными короткими штрихами его графических листов. Изящество рисунка чуть склоненных, сплетающихся в прихотливом ритме травинок подчеркивается сглаженной живописью фона, лишенной при этом нивелирующей определенности. Свойства реальной фактуры камней становятся ощутимыми благодаря осторожным градациям сближенных оттенков; горизонтальные движения жесткой кисти, оставляющие светлые бороздки в ровном красочном слое, делают неоднородным и живым изображение стоячей воды. Такой прием частой, параллельной штриховки водной глади постоянно встречается в графических работах мастера.

    Маленькие этюды, подобные «Осоке», выявляют безупречное мастерство Шишкина в композиционном кадрировании натуры. Такие фрагментарные построения непосредственно выделяют избранные мотивы из природного окружения, дают возможность рассмотреть их вблизи, оценить материальность, пластическую выразительность каждой детали. «Осоке» свойственна особая уравновешенность и ясность мотива, а вертикальная форма холста удачно соответствует образной задаче этой работы.

    Составляя скромную, незаметно малую часть повседневной натурной работы И.И. Шишкина, «Осока» открывает зрителю глубокие, сущностные черты творческого метода этого живописца – подобно тому, как в неброском мотиве этюда заключается целый мир тихой, драгоценной красоты.