• Главная
  • Оглавление - 1(27)2017
  • Личность
  • «Лица необщим выраженьем…» (Произведения Я.Я.Яковлева в......
  • «Лица необщим выраженьем…» (Произведения Я.Я.Яковлева в собрании Новосибирского художественного музея)

    С.А. Беляева

    18
  • На реке Таган V
    На реке Таган V (Памяти Л. Серкова). 1976
    Я.Я. Яковлев

    В фондах Новосибирского государственного художественного музея хранятся двадцать девять произведений известного сибирского графика Якова Яковлевича Яковлева. Все они принадлежат к середине 1970-х – началу 1980-х годов (этот период профессиональной деятельности художника был связан с Новосибирском), и лишь два офорта относятся к 1987 году.

    Творчество этого художника, развивавшееся в русле традиционных сюжетов будничного сельского труда и мотивов деревенских пейзажей, отмечено тем «лица необщим выраженьем», которое ясно выделяет его произведения из множества работ мастеров его поколения.

    Уже в самом раннем из находящихся в музее произведений Я.Я. Яковлева - гравюре «Причал» из серии «Рыбаки озера Яркуль» (1975) – заметна особая романтическая интерпретация прозаичного сюжета. Кажущаяся темной нижняя половина композиции представляет собой реалистически трактованные сцены из жизни рыбаков, с множеством мелких фигур и проработанных бытовых деталей, создающих ощущение некоторой перегруженности и дробности изображения. Ей противопоставлена неожиданно лаконичная, почти пустая, ослепительно светлая верхняя часть листа с прекрасными парящими белыми птицами, которые словно возникают из воздуха, как мираж, видение, и вызывают светлое чувство приподнятой радости и полета.

    Гравюра «На реке Таган V (Памяти Серкова)», исполненная в 1976 году, интересна и как автопортрет художника, и как портрет талантливого новосибирского графика и живописца Льва Анатольевича Серкова (1937 - 1975), рано ушедшего из жизни. Представленные в центральной части композиции, казалось бы, в одном пространстве, эти два человека оказываются бесконечно далекими друг от друга: образ одного реален, светлая фигура другого - почти бестелесная, уже не принадлежащая этому миру. Для полного раскрытия темы и более сильного эмоционального воздействия Яковлев прибегает к созданию трехчастной композиции. Помещенный слева небольшой портрет Серкова позволяет внимательнее вглядеться в черты ушедшего художника. Изображенный справа крошечный пейзаж со срубленным деревом и ведущей вглубь дорогой метафоричен, он навевает мысли об утрате, о бренности всего живого, о жизненном пути. Коричневый фон объединяет все три композиции, придавая цельность листу, а преобладающий в гравюре черный цвет обогащен серыми, зеленоватыми фрагментами.

    Воспоминание о празднике в деревне. 1977. Из серии Сибирская деревня
    Воспоминание о празднике в деревне. 1977
    Из серии «Сибирская деревня»
    Я.Я. Яковлев

    В работы второй половины 1970-х годов Яковлев нередко вводит цвет, сдержанный и неяркий, обычно не связанный с окраской предметов. Кроме того, для этого периода творчества художника характерен прием, позволяющий создать на плоскости листа сложное пространство, одновременно рассказать о многом: неожиданное совмещение в рамках строго-реалистической композиции разноплановых, разномасштабных, даже разновременных изображений. Часто в них присутствует недосказанность, метафоричность, вызывающая ряд ассоциаций. Все это побуждает зрителя всматриваться, вдумываться, активно воспринимать изображенное.

    Эти особенности отчетливо видны в листе «Воспоминание о празднике в деревне» (1977) из серии «Сибирская деревня». Темная, приглушенная цветовая гамма сельского пейзажа с фигурами людей, остов разрушенной постройки, показанной справа, вызывают невеселые мысли. И вдруг в этот суровый мотив подобно вихрю врывается видение прежней жизни: уголок деревни и «гигантские шаги», на которых резвятся дети. В сравнении с общим тусклым колоритом охристый цвет композиционной вставки воспринимается светлым, сияюще-солнечным, а голубое небо - ярким. Ощущение стремительного, безудержного движения подчеркивается в этом фрагменте множеством диагоналей, контрастирующих со статичными вертикалями и горизонталями в его окружении. Столб с веревками и неправдоподобно низко опустившиеся облака необычных очертаний напоминают корабли с наполненными ветром парусами - легкие светлые суденышки, уплывающие вдаль. Что ждет их впереди? Вглядываясь в изображение, невольно задумываешься о быстротечности времени, причудливости человеческих судеб, сложных соотношениях таких понятий как «было - стало», «ожидание - реальность».

    В гравюре «Ночное молоко» (1977) из той же серии художник, избегая сухого правдоподобия, воспроизводит впечатление ночи, тишины: призрачными тенями, тающими вдалеке очертаниями предметов, пятнами света от фонарей, прорывающими темноту. И вновь многочисленные композиционные диагонали – в рядах домов, линиях придорожных столбов, направлении едущих грузовиков – позволяют ощутить стремительность движения машин.

    Интересна работа «Купание перед грозой» (1977): приглушенная цветовая гамма, высокая точка зрения, панорама берега с крошечными фигурками людей, бескрайняя гладь реки – все создает здесь ощущение простора, безграничности пространства, спокойного величия природы. Какое-то неправдоподобно огромное, длинное, четко очерченное, материально-плотное облако протянулось через весь лист и опустилось так низко, что словно легло на ветки дерева, своей тяжестью заставляя его наклониться. Художнику удалось передать ощущение затишья перед грозой, когда вся природа замирает.

    Произведения Яковлева из собрания музея, относящиеся к началу 1980-х годов, в том числе и гравюры из серии «Лесные богатства Сибири», по художественному языку отличаются от рассмотренных выше. О более ранних работах напоминает лишь композиция «Лесной мед» (1980) - обилием персонажей, разномасштабностью фигур, некоторой недоговоренностью и странностью изображенного. Последнее впечатление возникает и от несогласованности отдельных жанровых сцен, каждая из которых словно существует сама по себе, и от нереальности, необычности некоторых деталей, например, крыльца, которое переходит в неожиданно вздыбившийся пол, или персонажа справа, фигура которого вдруг повторяется чуть глубже, но в большем масштабе.

    Но в других листах этой серии уже прослеживаются новые тенденции. В этих композициях художник реже использует цвет, отказывается от разномасштабных изображений, придерживаясь строго реалистической трактовки сюжетов. Основной его темой становится мир и человек в нем. Люди показаны обычно в повседневном труде, во взаимодействии с природой. Значительность человека проявляется именно в этом единении, осознании себя как неотделимой части окружающего мира.

    Художник с огромным мастерством передает на двухмерной плоскости листа глубину пространства, бескрайность просторов. Прекрасные, наполненные воздухом дали присутствуют, хотя бы в виде фрагмента, в каждой композиции. Яковлев отказывается от цвета, но удивительно, что эти черно-белые листы воспринимаются как живописные - настолько полно отражены в них красота и богатство природы. Художник часто выбирает низкую линию горизонта - и потрясающе высокое, всегда неповторимое небо становится одним из главных «персонажей» листа, как, например, в гравюре «Кедр» (1980).

    Лист «Старый охотник» из серии «Лесные богатства Сибири» отличается сложностью тональных градаций. Тщательно проработан портрет старика, крепкого, мощного, который словно позирует художнику. Но для характеристики героя не менее важным оказывается его окружение. Это и старый дом, который тоже испытал на себе действие беспощадного времени, это и открывающийся в правой части пейзаж: бурная река, высокий берег, поросший деревьями, безоблачное, безмятежное небо. Цельный образ сильного, несгибаемого человека среди могучей природы убедительно предстает в этой гравюре.

    Завтрак. 1980. Из серии Лесные богатства Сибири
    Завтрак. 1980
    Из серии «Лесные богатства Сибири»
    Я.Я. Яковлев

    Герой композиции «Завтрак» (1980) уже не позирует, он глубоко погружен в свои мысли и отрешен от окружающего. Его фигура выделена неярким цветом в общем черно-белом решении гравюры. В одном листе художник удачно соединяет разные жанры: портрет, фрагмент пейзажа, отразившегося в створке окна, очень лирично, прозрачно исполненный натюрморт с незатейливыми предметами крестьянского быта, хлебом и банкой молока на первом плане. В образном строе этой работы ощутима некоторая взволнованность и неустойчивость, особенно отчетливо выраженная в оконном отражении с неровной линией горизонта и клубящимися над ней тучами. Взгляд словно затягивается в этот отраженный пейзаж – казалось бы, реальный, но в то же время параллельно существующий мир.

    В работе «Полдень» (1980) художник изображает внутреннюю часть большого сарая, но это темное пространство становится широкой рамой для открывающегося в проеме залитого солнцем пейзажа с лугами, перелесками, пасущимися лошадьми. Солнечный свет, проникая снаружи в сарай, расходится по полу множеством лучиков. Пейзаж, выделенный и расположением на листе, и приемом светотеневого контраста, служит центром этой композиции. Обратившись к нему, взгляд зрителя затем обегает темные стены, встречается с человечески-мудрыми глазами собаки, стоящей у порога, и останавливается на не очень приметной поначалу фигурке девушки справа. Она – словно связующее звено между интерьером и природой: находясь внутри помещения, она освещена солнцем; ее волосы и подол платья развеваются ворвавшимся легким дуновением, и это ощущение свежего ветра поддерживается летящими по небу облаками.

    Полдень. 1980. Из серии Богатства сибирского леса
    Полдень. 1980
    Из серии Лесные богатства «Сибири»
    Я.Я. Яковлев

    Работы художника, созданные в начале 1980-х годов, буквально залиты светом. Контрасты освещенных и теневых участков, насыщенные падающие тени подчеркивают в них солнечное сияние. Главным чувством, возникающим при созерцании этих листов, оказывается ощущение полной гармонии: гармоничная природа, гармония человека и окружающего его мира, гармония человека с самим собой. Нет мучительных размышлений, исканий, страданий. Творчество Яковлева этого периода отличает удивительно светлое, позитивное восприятие мира и человека в нем.

    Серия гравюр, исполненная в 1981 - 1982 годах, получила очень емкое название «Деревня, мир, тишина». Для работы «Жаркий полдень» художник выбирает формат, близкий к квадрату, – формат, позволяющий наиболее полно передать ощущение завершенности и гармонии. Точка зрения чуть сверху увеличивает глубину пространства, и простой деревенский мотив становится монументальным и значительным. Это – своеобразная пастораль, идиллическое изображение жизни на лоне природы.

    Две гравюры в музейном собрании представляют серию «Пейзажи Сибири»: «Деревня в Барабе» и «Новый дом» (обе - 1982). Для первого листа избран предельно обыденный мотив: окраина деревни, идущая женщина с коромыслом, грязь и лужи после дождя. Но таким ослепительно-светлым оказывается здесь высокое небо, так ярко сияет солнце, отражаясь в стеклах избушки, и такие открываются просторы, что дух захватывает и сердце наполняется радостью. Таким видится художнику собирательный образ сибирской деревни.

    Деревня в Барабе. 1982 .Из серии Пейзаж Сибири
    Деревня в Барабе. 1982
    Из серии «Пейзажи Сибири»
    Я.Я. Яковлев

    В композиции «Новый дом» показаны строители в короткие минуты отдыха. Взгляд зрителя, остановившись ненадолго на них, продолжает двигаться дальше, в глубину. Дом возводится на пригорке, и сцена строительства занимает лишь малую часть листа, а основное место отводится открывающимся с высоты просторам с извилистой речушкой, деревней, раскинувшейся по обоим ее берегам, лугам и узкой полоске леса вдалеке, величественному небу. Кажется, ощущаются свежий ветерок и теплые лучи солнца, легко дышится. Есть в этом произведении какая-то светлая радость, умиротворенность, спокойная уверенность в будущем. Как и в других работах Яковлева, труд показан здесь как ежедневная реальность, потребность, приносящая человеку удовлетворение. Даже одежда строителей светла и празднична, а позы несколько условны и торжественны. И в минуты отдыха они погружены в созерцание окружающего прекрасного мира, в неторопливые размышления. Так произведение на обычный сюжет в духе «соцреализма» перерастает рамки простой фиксации трудовых будней и приобретает философскую глубину.

    Постепенно в творчестве Яковлева появляются другие сюжеты, иные жизненные приоритеты. В 1983 году семья художника переезжает из Новосибирска во Владимир. В 1992 году Яков Яковлевич принимает сан священника, в 1997-м он пострижен в монашество с именем Иннокентий, в 2011-м - наречен епископом Нижнетагильским и Серовским.

    В произведениях Яковлева из музейной коллекции, датированных 1987 годом, отражаются новые духовные интересы и искания автора. Меняются темы, несколько меняется и манера исполнения - но по-прежнему сохраняются столь свойственные его художественному почерку изумительная передача света и чувство душевного покоя. Просветленность, возвышенность монаха, отошедшего от всего земного, воплощены в гравюре «Старец Амвросий у своей кельи». Изображенная здесь церковь предстает такой воздушной и озаренной солнцем, что, кажется, теряет свою материальность и словно растворяется в сияющем небе. Изящество и тонкость линий офорта помогают передать одухотворенность световоздушной среды, этому же служит и новый художественный прием: местами контуры исчезают, а края предметов точно тонут в воздухе. Удивительно и чувство тишины, душевной радости и умиротворения, которыми пронизана эта работа.

    Произведения Я.Я. Яковлева отличаются индивидуальностью авторского видения, своеобразием претворения жизненных впечатлений в графические образы. Творчество этого мастера, создающего свое особое художественное пространство, требует внимательного, вдумчивого восприятия.