• Главная
  • Оглавление - 1(27)2017
  • Выставочные залы
  • Неразводимые мосты Олега Башкатова. Послесловие к......
  • Неразводимые мосты Олега Башкатова. Послесловие к выставке

    С.Ю. Тиханов

    35
  • О.В. Башкатов. Адмиралтейство
    О.В. Башкатов. Адмиралтейство

    В Новосибирском государственном художественном музее прошла выставка новосибирского фотохудожника Олега Башкатова «Души моей неразводимые мосты».

    Олег Васильевич давно работает в жанре панорамной фотографии, все темы, к которым он обращается, он раскрывает совершенно по-новому и часто неожиданно - для себя и для нас, зрителей.

    На этот раз Олег Васильевич представил новосибирцам большой проект, над которым он работал долго и с особенным чувством, посвященный городу, к которому большинство из нас относится с трепетом - Петербургу. Фотохудожник предлагает нам удивительную прогулку по улицам и площадям, набережным и мостам, приглашает заглянуть в музеи и дворцы, пройти вместе с ним «вдоль Мойки у стриженых лип на виду», полюбоваться хорошо знакомыми нам видами. И все это снято не только с безграничной любовью, но и его «фирменным», узнаваемым с первой работы почерком, с его «изюминкой». Взгляд Олега Башкатова на, казалось бы, привычные и знакомые вещи - свежий, смелый и уникальный.

    Выставка «Души моей неразводимые мосты» укладывалась в контекст особых исторических и культурных связей Новосибирска и Петербурга. Важнейшей страницей истории этих отношений стала, конечно, Ленинградская блокада: в 1941 - 1942 годах в Новосибирск было эвакуировано в общей сложности 50 ленинградских оборонных заводов, которые в буквальном смысле слова «с колес» начинали выпускать необходимую фронту военную продукцию. Десятки тысяч ленинградцев в то время переселились в Новосибирск. В их числе были не только инженеры и рабочие, но и врачи, учителя, артисты – Ленинградская филармония тогда целиком перебралась на берега Оби. 9 июля 1942 года оркестр Ленинградской филармонии исполнил Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича, за пультом стоял Евгений Мравинский, а в зале Клуба Октябрьской революции находился сам автор. В нашем городе установлена гранитная колонна, которую венчает выполненный из бронзы «ленинградский» кораблик, увековечившая трудовой подвиг работников эвакуированных заводов.

    О.В. Башкатов. Эрмитаж. Зал фламандской и голландской живописи
    О.В. Башкатов. Эрмитаж. Зал фламандской и
    голландской живописи

    В 1960 - 1980-е годы особенно активно проходило духовное общение новосибирцев и ленинградцев. Путешествие в «город Ленина, что на берегах Невы» в то время было для новосибирцев самым популярным туристическим маршрутом. Новосибирцы увлеченно изучали историю города Петра, его неповторимую архитектуру, увлекались ленинградскими театрами, творчеством ленинградских писателей и поэтов (от Гумилева и Заболоцкого до Хармса и Бродского), слушали бардов – Александра Дольского, Евгения Клячкина, смотрели фильмы ленинградских режиссеров – Виталия Мельникова, Игоря Масленникова. В Новосибирске создал своего Жаконю родившийся и выросший в Ленинграде Юрий Магалиф, ленинградец Александр Галибин три года работал главным режиссером театра «Глобус». Краснофакелец Андрей Болтнев отправился на «Ленфильм», чтобы сыграть главную роль в фильме Алексея Германа «Мой друг Иван Лапшин». Малоизвестный факт: в том же фильме на роль Окошкина (которую исполнил Алексей Жарков) был первоначально утвержден еще один новосибирец – замечательный актер Евгений Важенин. Но тогда Евгению Ивановичу помешали гастроли в Средней Азии, получилось, как в известном анекдоте, когда советского актера накануне Нового года приглашают работать в Голливуд, а он отказывается: «Да вы что, у меня же елки!..» Евгений Важенин все-таки снялся в поздних фильмах Германа «Хрусталев, машину!» и «Трудно быть богом». После Ленинградского университета в Новосибирск прибыла блистательная Элла Хамзинична Давлетшина, чье имя сейчас неотделимо от истории новосибирского документального кино.

    О.В. Башкатов. Эрмитаж. Иорданская лестница. Бра
    О.В. Башкатов. Эрмитаж. Иорданская лестница. Бра

    А как боготворила Питер неформальная молодежь: от хиппи до рок-музыкантов, сколько «наших» обитало в свое время на легендарной Пушкинской, 10. Не обошлось в те годы без мифотворчества: родилась трагическая легенда, что писатель Даниил Хармс погиб не в блокадном Ленинграде, а в Новосибирске, знатоки даже уверенно показывали здание бывшей тюремной больницы на улице 1905 года.

    С годами притяжение, родство наших городов не то чтобы ослабло, нет, просто жизнь невероятным образом изменилась, сменились моральные ценности и ориентиры. Но все равно что-то глубинное в нас осталось, мы по-прежнему бережно храним в памяти ленинградские-петербургские встречи и впечатления, такие яркие, живые и настоящие. Любовь к городу на Неве – своего рода тайный пароль, накрепко объединяющий людей самых разных возрастов и родов деятельности. И выставка Олега Башкатова стала не очередным объяснением в любви городу, «знакомому до слез», не открыточным набором известных видов, а, безусловно, удачной попыткой почувствовать и понять сокровенную душу Петербурга и в то же время отразить все его великолепие, грандиозность и величие.