• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(02)2010
  • Коллекция
  • Старый Иркутск в альбомах Б.И. Лебединского...
  • Старый Иркутск в альбомах Б.И. Лебединского

    С.П. Голикова

    549
  • Иркутский острог
    Иркутский острог
    Б.И. Лебединский

    В графическом фонде Новосибирского художественного музея хранятся два альбома литографий и линогравюр Б.И. Лебединского «Иркутский острог» и «Московские ворота города Иркутска». Этим изданиям принадлежит особое место в музейном собрании сибирской графики 1920-х годов. Ценность названных экспонатов определяется как их высокими художественными достоинствами, так и содержательностью исторического исследования.

    С именем Бориса Ивановича Лебединского (1891 – 1972) связано представление о неизменной приверженности традициям классического русского эстампа, выразившейся в творческой, музейной, педагогической деятельности этого художника. Он получил образование в Центральном училище технического рисования барона Штиглица и в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, где преподавали А.А. Рылов, И.Я. Билибин и Н.К. Рерих; занимался в мастерской выдающегося гравера В.В. Матэ. Переехав из Петербурга в Иркутск в 1917 году, Лебединский привнес в местную художественную среду то понимание профессионализма и творческого кругозора, которое было свойственно его учителям. В 1920-е годы в работах художника утвердился его индивидуальный стиль, соединивший воспринятую им графическую школу с темами, подсказанными ему новыми сибирскими впечатлениями. Сложившийся почерк мастера ярко проявился и в двух названных альбомах.

    Московские ворота города Иркутска
    Московские ворота города Иркутска
    Б.И. Лебединский

    В самом общем смысле причастность к традиции заключалась для Б.И. Лебединского в глубоком интересе к прошлому, ставшем одной из значимых черт русской художественной культуры начала ХХ столетия. Обосновавшись в Иркутске, Борис Иванович увлеченно и деятельно включился в исследовательскую работу, посвященную истории города и старинной сибирской архитектуре. Он вошел в состав Восточно-Сибирского отделения Российского Географического Общества и комиссии по охране памятников искусства и старины; сотрудничал в редакции Сибирской советской энциклопедии; участвовал в археологических раскопках на месте иркутской крепости; задумал графическую серию «Иркутск древний». Альбомы «Иркутский острог» и «Московские ворота» стали одним из результатов исторических изысканий художника.

    Оба альбома были изданы секцией школьного и общего краеведения ВСОРГО в 1929 году тиражами 700 и 1100 экземпляров. В «Московских воротах города Иркутска» представлена одна автолитография, изображающая триумфальную арку, возведенную на главном въезде в Иркутск в 1813 году в честь десятилетия царствования Александра I. Литография сопровождается небольшой пояснительной статьей, написанной Лебединским, в которой художник повествует об истории строительства ворот и размышляет об архитектурных особенностях этого памятника, позволяющих видеть в нем провинциальный вариант стиля ампир. Альбом «Иркутский острог» состоит из трех литографий с видами древних крепостных башен, линогравюры, показывающей один из образцов деревянной застройки старого города, и большой вкладной линогравюры с панорамой острога, открывающейся с Ангары. Элементы оформления этого издания – заставки, концовки, инициалы, выполненные по рисункам Лебединского, - стилизуют мотивы книжного декора XVII столетия и придают альбому образную цельность. В помещенном здесь пространном историческом очерке художник излагает обстоятельства основания иркутской крепости; приводит подробные архивные описания ее сооружений, неоднократно перестраивавшихся на протяжении XVII и XVIII веков; рассказывает о постепенном возникновении города вокруг острога. В своем исследовании автор опирается на летописные источники и немногие доступные ему графические материалы, документально отразившие облик иркутского острога. Дополнением этих данных служат репродуцированные в альбоме линогравюры Б.И. Лебединского с изображением уцелевших построек илимской и якутской крепостей, способных дать живое представление о формах стен, глухих и надвратных башен, типичных для сибирского острожного зодчества.

    Сергиевская башня
    Сергиевская башня
    Б.И. Лебединский

    Обращение Лебединского к альбомной форме, объединяющей серию эстампов с авторским комментарием, также было данью традиции, характерной для бытования гравюры и литографии в 1920-е годы. Хорошо известны исполненные в это время пейзажные альбомы К.Ф. Юона, И.Н. Павлова, запечатлевшие виды старой Москвы, Сергиева Посада и других городов русской провинции. Входя в круг таких изданий, работы Лебединского в то же время существенно отличаются от них. Его произведения основаны не на натурных впечатлениях, их темой становится не уходящее, но уже ушедшее. Ансамбль иркутского острога не сохранился до ХХ века: почти все его сооружения были разобраны на рубеже XVIII – XIX столетий. Поводом для выпуска альбома, посвященного Московским воротам, стал снос этого памятника в 1928 году. Избранный Б.И. Лебединским путь художественно-исторической реконструкции старины близок творческому методу А.М. Васнецова, синтезирующему знаточество и воображение, достоверность факта и убедительность образного решения. Как и произведения Васнецова, архитектурные пейзажи Лебединского воссоздают далекое время; они наполнены бытовыми деталями, отсылающими зрителя к XVII и XIX векам, оживлены присутствием многочисленных персонажей: корабельщиков в панораме иркутского острога, прохожих в листах «Московские ворота», «Сергиевская башня», «Улица старого Иркутска».

    Созданные с просветительской целью, с побуждением сохранить в памяти утраченное прошлое, альбомы Лебединского в то же время обладают глубокой художественной выразительностью. Вошедшим в них листам присущи классическая ясность композиционных приемов и точность в использовании пластического языка разных графических техник. Они отличаются своеобразным соединением педантичной суховатости деталей и эмоциональной насыщенности целого.

    Линогравюра «Иркутский острог», приложенная к одноименному альбому, может быть отнесена к числу программных работ в наследии Б.И. Лебединского. В ней создан обобщенный образ сибирского исторического пейзажа, вбирающий в себя темы бурного движения и величавого покоя, борения и торжества. Форма оттиска, подчеркнуто вытянутая по горизонтали, позволяет художнику показать панораму могучей крепости, выросшей вдоль речного берега. Статичность, воплощенная во фронтальном положении острога, в протяженности его крепких стен, в мерном, уравновешенном ритме его башен, контрастирует с энергичным движением, выраженным в стремительном течении Ангары, в раздутых парусах летящих по волнам ладей, в очертаниях плотных кучевых облаков. Звучные пятна белого цвета в изображении острожных каменных палат, корабельных парусов, гребней волн усиливают впечатление приподнятой, драматической экспрессии этого пейзажа.

    Глухая башня
    Глухая башня
    Б.И. Лебединский

    Иные приемы построения пространства использованы художником в литографиях, помещенных в том же альбоме. Лист «Сергиевская башня» изображает центральную проезжую башню крепости, которая в начале XVIII века служила колокольней Спасской церкви, расположенной на территории острога. Низкая точка зрения подчеркивает здесь величественные размеры строения, увенчанного шатром и шпилем с фигурой двуглавого орла, дает возможность оценить красоту его пропорций. Взгляд с большой высоты становится камертоном композиции «Глухая башня», позволяющей увидеть острог в широком, гармоничном пейзажном окружении. Композиция «Улицы старого Иркутска» с приближенным к первому плану изображением идущей женщины в высоком головном уборе с крупными височными украшениями непосредственно вовлекает зрителя в мир старинного сибирского города. Прекрасный знаток традиционной деревянной архитектуры, Лебединский останавливает внимание на ее примечательных подробностях: слюдяном оконце в бревенчатой стене дома, резном украшении ворот, вышке над ними.

    Две печатные техники, выбранные художником для этих альбомов: литография и линогравюра – обладают несхожими стилистическими свойствами, уверенно примененными мастером. Трактовка световоздушной среды в пейзажах «Сергиевская башня», «Московские ворота города Иркутска» близка живописным приемам благодаря мягкости, бархатистости литографского штриха. Резкие, угловатые линии гравюры на линолеуме, присущее ей контрастное сопоставление темных и светлых участков изображения определяют суровость и монументальность образа, возникающего в листе «Горбатый дом».

    Во все альбомные эстампы Лебединский вводит цвет, прибегая к технике подкладного тона. Использование этого способа, часто встречающегося в классической видовой литографии, позволяет художнику акцентировать выразительность каждого листа. Теплый коричневатый оттенок фона в «Сергиевской башне» и «Улице старого Иркутска» сгущает пространство; светлый серый тон в «Глухой башне» придает пейзажу воздушность и глубину; насыщенный терракотовый цвет в «Иркутском остроге» и «Горбатом доме» подчеркивает драматичность образного решения этих произведений.

    Создание альбомов Б.И. Лебединского связано с одной из ведущих тенденций в художественной культуре Сибири первой трети ХХ столетия – поиском регионального своеобразия в изобразительном искусстве. Эта тенденция принимала различные формы, соответствующие дарованиям и творческим устремлениям разных авторов; она находила выражение в интересе художников к этнографическим темам, в стилизации фольклорных мотивов. Произведения Б.И. Лебединского, посвященные сюжетам освоения края в XVII – XVIII веках и истории сибирской городской архитектуры, в значительной мере определили содержание еще одной линии этих поисков, важных для развития искусства Сибири 1920-х годов.