• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(02)2010
  • Этюды о картинах
  • Два славных имени...
  • Два славных имени

    Л.А. Тимченко

    378
  • Портрет маршала П.С.Рыбалко. 1947
    Портрет маршала П.С.Рыбалко. 1947
    П.Д. Корин

    В постоянной экспозиции Новосибирского художественного музея находится портрет одного из выдающихся советских полководцев – маршала бронетанковых войск, дважды Героя Советского Союза Павла Семеновича Рыбалко, написанный в 1947 году художником Павлом Дмитриевичем Кориным.

    Обращаясь к творчеству П.Д. Корина-портретиста, нужно отметить прежде всего уникальную монолитность и целостность созданных им образов. Как замечали исследователи, Корин «никогда не писал случайных портретов…» 1 На них перед зрителем предстают люди уникальные, сильные духом, с яркими характерами и судьбами. «В созданных портретах Корин в полной мере проявил свое умение «читать в сердцах людей». Запечатлеть в портрете лишь внешний облик человека, пусть даже до иллюзии живой натуры, для Корина значит - ничего не сказать. Корин настойчиво и смело внедряется в душу человека, в сокровенные глубины его внутреннего «я».2 Ученик М.В. Нестерова, Корин продолжил линию психологического портрета, в его творчестве получившую оригинальную трактовку. Расширяя галерею выдающихся людей страны, он создал яркие, незабываемые образы. При этом исторические герои его картин выглядят удивительно современными, а прославленные герои войны – приобретают своеобразные черты былинности. В каждом своем произведении художник стремился воплотить мечту о великом человеке, страстно преданном высшим идеалам, готовом пожертвовать личным ради общего блага. В портретах своих современников Корин раскрывал яркие черты человека своей эпохи, упорно и страстно доказывая правоту своего понимания искусства и жизни. В своих стилистических поисках художник обращался к наследию прошлого, изучая древнерусское искусство, творчество Александра Иванова, живопись Возрождения. «В поисках Корина мы найдем черты, родственные исканиям предшествовавших ему художников, тосковавших на рубеже двух столетий о большом стиле. Нам вспоминается и поздний Серов, и Нестеров, и Врубель, а там, где-то вдали Александр Иванов с его большими эскизами».3 Живописная манера Корина - плотная, осязаемая, рисунок строгий и четкий, он пишет яркими большими плоскостями, мечтая создавать монументальные произведения, где воплотились бы идеалы его народа.

    «В годы Великой Отечественной войны у Корина, как у всего русского народа, с особенной силой проявилось патриотическое чувство, интерес к национальному прошлому нашей Родины, к ее лучшим вековым традициям. Перед Кориным встала задача воплотить в искусстве образы великих исторических деятелей, образы воинской доблести и духовной силы, вдохновлявшие советских бойцов на борьбу и подвиги. Так П.Д. Кориным в 1942 году была написана патриотическая картина «Александр Невский», где художник приближается к своему идеалу человека – человека, мощного телом и духом, человека могучей воли, человека несгибаемого, твердо стоящего на страже правды, человека долга, готового на подвиг и смерть. Эти черты Корин находит и стремится раскрыть прежде всего в своих соотечественниках».4

    Первым значительным произведением П.Д. Корина в послевоенные годы стал портрет маршала Советского Союза Г.К. Жукова, написанный в 1945 году, где героико-патриотическая тема, начатая «Александром Невским», нашла свое продолжение, и где художник сумел создать героический и вместе с тем многогранный образ великого полководца. «В портрете Георгия Константиновича я хотел отразить несгибаемую волю нашего народа и торжество победы»,5 - говорил Корин. При этом, как художник-реалист, «он создал отнюдь не льстящий портрет знаменитого полководца, не скрыл от нас и его крутого нрава».6

    В 1947 году был написан портрет маршала бронетанковых войск, дважды Героя Советского Союза П.С.Рыбалко, выдающегося полководца и человека героической судьбы.

    Свою военную карьеру Павел Семенович Рыбалко начал в 1914 году: он прошел рядовым первую мировую войну. После Октябрьской революции вступил в Красную гвардию, был помощником командира партизанского отряда во время оккупации Украины германской армией в 1918 году. В 1919 году стал членом РКП (б). Участвовал в гражданской войне комиссаром полка и бригады в 1-й Конной армии, воюя на Южном фронте в советско-польской войне 1920 года.

    В 1934 году П.С. Рыбалко окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. Командовал эскадроном, полком, бригадой, был помощником командира горнокавалерийской дивизии. В 1937 – 1940 годах служил военным атташе в Польше и Китае, а затем перешел на преподавательскую работу. Во время Великой Отечественной войны, после неоднократных рапортов с просьбой о направлении на фронт, командовал 5-й (с июня 1942) , 3-й (с октября 1942) и 3-й гвардейской (с мая 1943) танковыми армиями, участвовал во многих боях, в том числе в наступательных операциях в районе Киева, Житомира, Проскурова, Львова, Берлина, Дрездена, Праги.

    Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» было присвоено П.С. Рыбалко 17 ноября 1943 года за успешное форсирование Днепра, умелое руководство армией в битве под Курском и Киевской наступательной операцией. Второй медали «Золотая Звезда» он был удостоен 6 апреля 1945 года за героизм на завершающем этапе войны, в Берлинской и Пражской операциях.

    1 июня 1945 года П.С. Рыбалко было присвоено воинское звание маршала бронетанковых войск. В 1946 году он избирался депутатом Верховного Совета СССР второго созыва. После войны командовал армией, а с 1947 года был командующим бронетанковыми и механизированными войсками Советской Армии. Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, тремя орденами Суворова 1 степени, орденами Кутузова и Богдана Хмельницкого. Скончался 19 февраля 1948 года после продолжительной болезни. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    Из воспоминаний людей, знавших П.С.Рыбалко, известно, что он был человеком, обладавшим исключительной силой воли, смелостью и принципиальностью. Его также называют мастером переправ. В ходе наступления на Киев первыми к Днепру вышли танкисты. Ждать, когда подойдет пехота, означало потерять время, которым воспользуется противник. В ночь на 6 ноября 1943 года советские войска, наступая с плацдармов, созданных южнее Киева, ворвались в столицу Украины. Танкисты генерала Рыбалко были в их числе.

    Во время Проскурово-Черновицкой операции танковая армия Рыбалко прорвала оборону фашистов, форсировала Днестр и углубилась почти на 300 километров в территорию, контролируемую противником.

    В июле 1944 года во время Львовско-Сандомирской операции общевойсковая армия пробила брешь во вражеской обороне – узкий коридор в 5-6 километров. В этот коридор генерал Рыбалко ввел части танковой армии, что позволило далеко углубиться в тыл противника. Оказавшись под угрозой окружения, немцы вывели войска из Львова. Архитектура древнего города была спасена.

    Применяя невероятные способности по форсированию рек, с тяжелейшими боями войска Рыбалко перебрались через Тельтов-канал, который немцы считали непреодолимой преградой для танков.

    1-я и 3-я гвардейские танковые армии Рыбалко передовыми бригадами ворвались в южную часть Берлина и вели бои, продвигаясь к центру города.

    Черты, присущие характеру П.С.Рыбалко, ярко переданы Кориным в портрете, хранящемся в Новосибирском художественном музее.

    Портрет имеет парадный характер и по композиции близок портрету маршала Жукова. «Цельность, волевая собранность, духовная глубина большинства моделей Корина способствовали вызреванию неповторимой живописной манеры, а точнее – системы художника. Одной из ее особенностей является монументальная в своей основе коринская композиция. Живописец не любил погрудных портретов. Он вводил портретируемого в холст как бы целиком, создавая изображение не только его лица, но и фигуры. При этом поза, жест приобретали решающую и вполне равноправную с выражением лица роль».7 Крепкая, коренастая фигура маршала изображена поколенно и заполняет почти все пространство картины. Волевое лицо, открытый прямой взгляд, направленный на зрителя, выдают решительный и твердый характер полководца. Широкий разворот плеч, широко расставленные ноги, крепкая постановка фигуры, волевой жест левой руки, сжатой в кулак, также правдиво передают характер маршала, который был героической личностью. По-народному красив и могуч этот человек на портрете. Точка зрения чуть снизу придает его фигуре парадность и торжественность. Небезынтересно заметить, что Корин, быть может, как никто другой в нашей живописи, уделял большое внимание не только выражению лица и жесту портретируемого, но и положению его ног. «Необходимо, чтобы ноги также предельно выражали характер, состояние героя. Этого добиться подчас очень трудно».8 Внешняя статичность монолитной фигуры героя портрета подчеркивает сдерживаемую напряжением воли огромную внутреннюю силу этого человека, прошедшего трудный, но блестящий военный путь от рядового до маршала.

    Динамику портрету придает открытый взгляд маршала, направленный на зрителя, настраивающий на возможный внутренний диалог.

    Единство внутренней значительности и парадной торжественности образа великолепно передано и колоритом портрета. «Выявлению психологической емкости портретируемого способствовал и собственно живописный строй коринских полотен. «В живописи важен не цвет, а тон», - подчеркивал художник. Тональный колорит Корина очень своеобразен. Он всегда предельно сдержан, мужествен, напряжен. Обычно немногоцветен. Зато глубок».9 Основу цветового строя портрета маршала Рыбалко составляет строгое сочетание синего цвета сукна мундира и белого фона, который великолепно тонально разработан и включает в себя различные оттенки желтого, серого и белого цветов. Яркие акценты золота орденов и красного цвета орденских лент, лампасов, окантовки кителя подчеркивают торжественный характер портрета. Эмоциональный строй произведения усиливается мастерским введением красноватых рефлексов на лице и руках.

    Лицо маршала приковывает к себе внимание. Ум, сильный, волевой характер подчеркнуты в созданном образе. Очень сложной системой красочной кладки, сочетая лессировку с пастозным письмом, вводя светотеневые контрасты, жестко очерчивая контуры щек, подбородка, шеи, Корин добивается почти скульптурной выразительности форм лица. Очень пластично моделирован высокий, словно граненый, лоб Рыбалко. Мужественный силуэт коренастой фигуры широко оконтурен и очень рельефно выделяется на светлом фоне.

    Обращает на себя внимание своеобразная «скульптурная» фактура портрета. Она достаточно жестка, упруга, а иногда бугриста, так как Корин любил писать корпусно. Он любил многослойную живопись, однако к лессировкам прибегал редко. Образ маршала вылеплен энергичными, то слитными, то раздельными мазками, идущими по форме. Сама живописная манера подчеркивает характер героя портрета.

    «Суровость образной системы Корина в значительной мере определялась самими характерами его излюбленных моделей. Почти каждый его портрет по-своему героический, каждый из его образов - стойкий, мужественный борец. Персонажи Корина всегда люди волевые, целеустремленные. Художник никогда не льстил им, да они в том и не нуждались. В своих портретах мастер был предельно объективен. Подчас даже беспощаден. Хотя субъективно к каждой из своих моделей относился с уважением, а то и с любовью. И если во многих его портретах дает себя чувствовать сильно бьющая критическая струя, то первопричина того – реальные негативные свойства оригиналов».

    Корин «стремился концентрировать духовную силу модели в полном огромного внутреннего накала, но внешне статичном, словно кованом, образе. Отсюда - особая цельность, лаконизм, монументальность композиции, как нельзя лучше раскрывающей психологическую емкость героев Корина».

    И портрет маршала П.С.Рыбалко – это монументальный образ героической личности, созданный выдающимся портретистом ХХ века, который можно рассматривать в одном ряду с другими портретами великих полководцев России.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1.

    Липатов В. «Люди крылаты!» // Комсомольская правда. – 1982. – 25 августа.

    2.

    Дружинин С.Н. О русской и советской живописи. Из творческого наследия. – Л. : Художник РСФСР, 1987. – С. 190.

    3.

    Там же. С. 191.

    4.

    Там же. С. 194.

    5.

    Там же. С. 198.

    6.

    Зингер Л.С. Советская портретная живопись 1930-х – конца 1950-х годов. – М., 1989. – С. 178.

    7.

    Там же. С. 188.

    8.

    Там же. С. 190.

    9.

    Там же. С. 190.

    10.

    Там же. С. 190.

    11.

    Там же. С. 190.