• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 4(10)2012
  • Выставочные залы
  • Николай Грицюк в «Царскосельской коллекции»...
  • Николай Грицюк в «Царскосельской коллекции»

    В.О. Назанский

    398
  • Огоньки. 1960
    Огоньки. 1960
    Н.Д. Грицюк
    Собрание семьи художника

    В октябре – ноябре 2012 года в Государственном музее «Царскосельская коллекция» состоялась первая в Петербурге выставка произведений Н. Грицюка.

    Николай Демьянович Грицюк (1922 - 1976) – удивительный художник, выразивший расширяющееся сознание 1960-х - первой половины 1970-х годов. В это время он создавал неожиданные условные, полуабстрактные и абстрактные «интерпретации» (термин художника), названные искусствоведом В. Маниным «реализмом воображения», гармоничные по композиционному и колористическому строю. Даже в трагических по смыслу работах он не терял ясного аполлонического начала.

    Н. Грицюк, ныне представленный в Третьяковской галерее, Московском музее современного искусства, венской Альбертине, немецком Людвиг Форуме и многих других музейных коллекциях, запомнился современникам как абстрактный художник. Таким его помнят те, которые помнят. Но на выставку в музее «Царскосельская коллекция», первую в Петербурге, специально были отобраны более ранние работы доабстрактного периода, выполненные в Новосибирске в основном в 1959 – 1960 годах. Широкий зритель видел часть этих работ на персональной выставке в Москве в 1961 году, в другую эпоху, в другом тысячелетии. Это менее известный слой наследия Н. Грицюка, раскрывающий его как мастера созерцательного пейзажа, пишущего не только прохождение света и цвета через город, но и ощущение бытия в данном человеку пространстве. История появления этого слоя вкратце такова. После учебы на художественном факультете Текстильного института в Москве и работы в Ленинграде Грицюк переезжает в Новосибирск. И попадает в эпоху перемен. Город стремительно меняется – возводятся новые районы, ГЭС, Академгородок - и превращается в один из научных центров страны. Изменяется природный, архитектурный и культурный ландшафт. Не меняется только существо человеческой жизни. Грицюк работает много и самоуглубленно, создает циклы городских пейзажей. В этих работах идет не просто визуальное осмысление пространства, но ощущается и некая глубина приятия жизни. С созерцательной нежностью человека, прошедшего войну, он пишет дома и улицы, городскую среду, реку, деревянные домики многочисленных тогда «шанхаев», острова более крупных построек. Здесь, в одном из домов, жили его друзья - сосланная семья Эль Лисицкого, хранившая еще не переданное в Третьяковку (еще не готовую принять) наследие.

    Сумерки. 1959
    Сумерки. 1959
    Н.Д. Грицюк
    Собрание семьи художника

    В городских пейзажах Грицюка, естественно, нет советской иерархии ценностей, пафоса стройки, следов какой-либо идеологии. Город предстает как бытие вообще, но в реальном, пронзительно узнаваемом времени. Для серии характерен определенный баланс условного и реального. Пластические и колористические искания не приняли самодостаточного характера. Объекты видения еще не потеряли своего экзистенциального статуса, не превратились в условные музыкальные знаки цвето-ритмических композиций. Пластическая выразительность, обобщенность мотива и социальная конкретность роднят отдельные работы Грицюка с работами художников «арефьевского круга» этого же времени, уличные и магазинные сценки говорят о возможности развития по сходной с М. Рогинским траектории. Но Грицюк все же ни на кого не похож, у него была своя траектория, и его волновала не художественная документация быта, не альтернативное видение как таковое, а некое ощущение жизни и себя через городской пейзаж. Он растворен в пространстве, личностно интонированном. Его инструментарий своеобразен и результат убедителен. «Он писал акварелью так, как до него обычно не писали, - вспоминал впоследствии Эдуард Гороховский. - Водянистая жидкая акварель зазвучала у него мощно и напряженно, приближаясь по силе и плотности к масляной живописи <…> Его картины необычайно красивы, однако одна красота, своеобразный, необычный эстетизм работ не могут долго удерживать внимание зрителя. Эстетическая красота в каком-то смысле, как и мода, всегда прочно привязана к своему времени. И если работы художника ничего кроме этого не содержат – они живут недолго. Но с работами Грицюка происходит обратное – чем больше проходит времени, тем сильнее они действуют. Значит, в его работах, кроме превосходного эстетического качества присутствует еще нечто – оно-то и удерживает внимание. Что же это такое? Думаю, прежде всего – большое человеческое содержание. Я убежден в том, что работы того или иного мастера несут в себе содержание, которое одновременно присутствует в художнике как в личности». 1

    Выставка - это возможность встречи и общения с человеческой сутью автора. Нарастающая сила колорита и экзистенциальные аспекты пейзажного ощущения придают работам Грицюка этого времени неповторимую интонацию. И сейчас, спустя пятьдесят лет, мы видим не только словно застывшие в янтаре времени визуальные образы, созданные в той или иной степени художественного совершенства, но и слышим «одинокий голос человека», получаем некий сгусток ощущения и переживания бытия.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1.

    Э. Гороховский. Формула бессмертия. // Николай Грицюк. Человек и художник. – Новосибирск, 1987.