• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(12)2013
  • Коллекция
  • Томск в рисунках двух художников...
  • Томск в рисунках двух художников

    С.П. Голикова

    465
  • Купола и листья
    Купола и листья
    В.М. Мизеров

    Произведения, посвященные мотивам сибирской архитектуры, занимают важное место в региональном изобразительном искусстве ХХ столетия, в том числе - 1920-х годов. Архитектурная тема особенно цельно и значительно реализовалась в творчестве художников, живших в то время в Томске – городе, чей облик служил для нее неисчерпаемым источником и где активно действовали научно-просветительские общества, видевшие одну из своих целей в сохранении и изучении памятников зодчества.

    Материалы графического фонда Новосибирского государственного художественного музея предоставляют интересную возможность сопоставления двух несхожих стилистических вариантов томского архитектурного пейзажа, созданных В.М. Мизеровым и М.Б. Властовой-Вериго-Чудновской – художниками, почти одновременно оказавшимися в этом городе и увидевшими его совершенно по-разному. Реальный облик Томска начала 1920-х годов преображен восприятием каждого из названных авторов, выражающим их различные творческие индивидуальности.

    Творчество В.М. Мизерова (1889 – 1954), воспитанника Казанской художественной школы, работавшего в Томске с 1920 года, стало одним из самых талантливых отражений стиля модерн в сибирском искусстве. Присущие его манере камерность, изящество, утонченная лиричность образов проявились и в графических листах с архитектурными мотивами, хранящихся в новосибирской коллекции.

    Получив образование на архитектурном отделении казанской школы и имея опыт зарисовок традиционных построек в Пермской губернии, Мизеров естественно присоединился к числу томских художников, посвящавших себя архитектурному пейзажу. «Все лето 1920 года, - писал П.Д. Муратов, - В. Мизеров проходил с альбомом по городу, рисовал и писал акварелью старинные сибирские избы, с удовольствием чувствуя, как оживает в нем художник».1

    Сенцы. Село Семилужки
    Сенцы. Село Семилужки
    В.М. Мизеров

    Три рисунка, исполненные Мизеровым в окрестностях Томска – старых селах Каштак и Семилужки, – объединены как общими техническими приемами, так и выразительностью художественного решения, эмоциональностью, гармонично входящей в натурный этюд. В этих листах ясно ощутим искренний интерес художника к красоте народной деревянной архитектуры. Теплый оттенок коричневатой бумаги, ее чуть шероховатая фактура, мягкие градации тона графитного карандаша, штрихи белого мела, воспроизводящие блики солнечного света в дверных и оконных проемах домов, определяют живописный характер изображений. Сходные композиции этюдов «Дворик» и «Сенцы» фрагментарны и в то же время монументальны. Низкие, покосившиеся проемы и выщербленные двери не противоречат здесь общему впечатлению добротности и прочности построек, создающемуся грубоватой мощью крупной бревенчатой кладки, чередованием замкнутых и открытых пространственных планов. В рисунке «Село Семилужки» привлекает внимание его ритмическая цельность: разрушающийся старый дом словно подхвачен вверх вихревыми линиями облаков, вовлечен в их движение.

    Другая грань графического почерка В.М. Мизерова: интерес к выразительным возможностям силуэта и гибкой контурной линии – воплощена в работах «Улица Гоголя. Томск», «Купола и листья», «Университет». В акварели «Купола и листья», предположительно определенной как изображение Троицкой церкви в Томске,2 подчеркивается контраст бирюзово-синей храмовой кровли и желтой осенней листвы, в свою очередь ярко выделяющейся на фоне темной хвои елей. Особая декоративность такого сопоставления достигается локальностью больших цветовых пятен и изысканной условностью их очертаний, выполненных черной тушью. Рисунок «Университет» также основан на контрасте темных, четких силуэтов деревьев, ограды, фигурок людей - и светлого, тающего фасада в глубине.

    Село Семилужки
    Село Семилужки
    В.М. Мизеров

    Произведения М.Б. Властовой-Вериго-Чудновской (1892 – 1994), несколько образцов которых находятся в коллекции Новосибирского государственного художественного музея, предлагают совершенно иную, своеобразную и неожиданную, интерпретацию архитектурного облика Томска. Недолгое время жизни здесь (1919 – 1921) стало значительным и ярким эпизодом в творческой биографии этой художницы, изучавшей живопись в Одесском императорском художественном училище и в парижской академии Э. Рансона, где преподавали Ф. Валлотон и П. Боннар. В Томске, с 1920 года, она исполняла обязанности председателя секции ИЗО губернского отдела народного образования, деятельно способствуя основанию краевого музея, организации плакатной мастерской, устройству выставок и художественных конкурсов. Одной из сторон активной работы М.Б. Вериго-Чудновской было ее сотрудничество в Томском краевом музее в качестве художника-зарисовщика памятников архитектуры города. 3 Группа листов из новосибирского собрания относится к числу именно таких рисунков, хотя манера их исполнения полностью лишена ожидаемой в этом случае конкретности и подробности. Стилистика этих произведений прокомментирована самой художницей: «В своих зарисовках, как и в живописных пейзажах Томска, я стремилась передать не только и не столько архитектурные формы и их детали. Но главной моей целью было дать общее впечатление красоты этого города, стоящего на холмах, окруженного тайгой, изгибом большой реки, простором воздуха, погруженного в свою особую цветовую атмосферу, полную отсветов воды и облаков. Цветы стен каменных зданий: белые, розоватые, охристые, оранжево-кирпичные – гармонично сочетались с деревянными постройками, которым придавали воздушность резные украшения. Общая цветовая гамма города как-то приближалась к фрескам Дионисия. С впечатлением от фресок ее сближали крупные планы открытых пространств».4

    Городской пейзаж с лодками, плывущими по реке
    Городской пейзаж с лодками, плывущими по реке
    М.Б. Властова-Вериго-Чудновская

    Отличительные черты набросков М.Б. Вериго-Чудновской заключаются в предельной упрощенности форм и условности колорита ее городских мотивов. И в то же время в этих обобщенных рисунках парадоксальным образом легко узнается Томск: его холмистый рельеф, здания магистрата и пожарной части в «Амбарах над Ушайкой», Почтамтская улица в «Городском пейзаже с телеграфными проводами», районы деревянной застройки в двух вариантах «Пейзажа с деревянными домами». Пространственные и пластические приемы, предпочитаемые этой художницей: выбор высоких точек зрения, подчеркнутая напряженность, ломкость неровных контуров зданий и набережных, клубящиеся абрисы древесных крон – передают ощущение динамичности, так отличающее ее восприятие города от созерцательных образов В.М. Мизерова.

    Пример сопоставления произведений двух названных авторов свидетельствует о многогранности и художественной значимости архитектурной темы в сибирском искусстве 1920-х годов, а также о большом нераскрытом потенциале, который оставляет эта тема для исследователей культуры Сибири.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1.

    П. Муратов. Три художника. - Новосибирск : Западно-сибирское книжное издательство, 1969. С. 14.

    2.

    Автор статьи благодарит старшего научного сотрудника Томского областного художественного музея Л.И. Овчинникову и художника-реставратора Новосибирского государственного художественного музея Н.П. Добрынину за предложенную атрибуцию этого произведения.

    3.

    См: Микуцкая Т.Н. Художник поколения 1890-х гг. М.Б. Вериго: биография и творчество // История и культура Томской области / под ред. Я. Яковлева, Л. Овчинниковой. - Томск, 1998. С. 110.

    4.

    Цит. по: Микуцкая Т.Н. Указ. соч. С. 110-111.