• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(12)2013
  • Листы календаря
  • Фронтовые рисунки С.И. Кобелева...
  • Фронтовые рисунки С.И. Кобелева

    С.А. Беляева

    573
  • Доброволец Отечественной войны старый партизан Омаров
    Старуха dddddd dd. 1813
    С.И. Кобелев

    В 2013 году исполняется 100 лет со дня рождения новосибирского художника Серафима Ивановича Кобелева – участника Великой Отечественной войны, важную часть наследия которого составляют произведения, исполненные на фронте.

    С.И. Кобелев родился 17 (30) сентября 1913 года в деревне Кошкино Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. Учился в Омском художественно-педагогическом техникуме (1930 - 1934) у В.П. и К.П. Трофимовых, С.Я. Фельдмана. С 1936 по 1939 год служил в армии. С 1939 года жил в Новосибирске; работая в товариществе «Художник», руководил цехом акварельной живописи. В годы Великой Отечественной войны Кобелев сражался в качестве командира стрелковой роты зенитной части на Белорусском фронте, был удостоен правительственных наград. Находясь на передовой, художник-фронтовик не расставался с бумагой и карандашом, делая многочисленные зарисовки. Военной теме посвящен и ряд его живописных работ. Кобелев был демобилизован в 1947 году. Начал участвовать в выставках с 1948 года. С 1960 года художник жил в селе Ордынское Новосибирской области. Скончался Серафим Иванович в 1987 году. [1, с. 619; 2, с. 6].

    В Новосибирском государственном художественном музее хранится девять живописных и пятнадцать графических произведений художника, созданных в военные годы.

    Фронтовой рисунок – особая область графического искусства, где в одно гармоничное целое соединились художественная выразительность и документальная достоверность. Запечатленные непосредственными участниками военных действий, по свежим впечатлениям, эти быстрые зарисовки, фиксирующие места и людей, позволяют по-новому увидеть события тех лет.

    Объективность почти фотографической точности, присутствующая в них, лишена отстраненной сухости документа, потому что даже самый беглый набросок несет большой эмоциональный заряд, отражая чувства и раздумья автора, его отношение к происходящему. Эти рисунки – бесценная художественная летопись, вызывающая неизменный интерес и находящая отклик в сердцах зрителей.

    В рейхстаге. 1945
    В рейхстаге. 1945
    С.И. Кобелев

    Графические работы из собрания музея относятся к серии «По дорогам войны», созданной преимущественно в 1945 году. Автор не ставит целью поиск принципиально новых художественных решений, не экспериментирует с техниками. Предметы изображения настолько важны сами по себе, что не нуждаются в искусственном украшательстве. Рисунки решены в реалистической манере и выполнены теми материалами, которые оказались под рукой в трудных условиях военного времени. Часто они невелики по формату (большинство - на альбомных листах) и, по-видимому, выполнены с натуры, о чем свидетельствуют индивидуальность характеристик и проработанность деталей.

    Среди небольшой коллекции графического наследия художника восемь листов - портреты в разной степени проработанности, две многофигурные композиции и пять зарисовок с мест событий - парки, улицы, в которых явно ощутимо присутствие войны.

    Фронтовик, дошедший до Берлина, участник штурма Рейхстага, Кобелев запечатлел места и события, участником которых являлся. Так, в рисунке «Встреча двух фронтов» (1945) изображены идущие по улицам города танки; на авторской надписи указано – Берлин. Использование экспрессивной, порой даже кажущейся небрежной штриховки не только служит созданию предметных изображений, но и способствует передаче взволнованности от ощущения значимости исторического события.

    Художественным свидетельством очевидца, решенным в совершенно другой манере, стал набросок «В рейхстаге» (1945). Если предыдущая работа была выполнена широкими, сочными штрихами мягкого графитного карандаша, то в данном случае используются выразительные возможности рисунка тушью пером. Яркая тонкая линия то очерчивает контуры, то в виде легкой прозрачной штриховки едва намечает объемы, то, многослойная, сгущается почти до черноты в тенях, подчеркивая контрасты. Тщательно прорисовывая все детали и архитектурные фрагменты, художник сохранил для истории вид полуразрушенной лестницы Рейхстага – павшей фашистской твердыни.

    Очень интересны исполненные С.И. Кобелевым портреты. На всех – военные, все – в трехчетвертном повороте, шесть из восьми показаны погрудно, но, несмотря на схожие композиционные решения, каждый из них по-своему значителен и индивидуален. Знаменательно, что в названиях практически всех присутствуют фамилии изображенных и лишь одно лаконично и обобщенно – «Разведчик» (1945). Это не случайно: в данном рисунке, сохраняя портретное сходство, художник создает собирательный образ разведчика – человека, часто подвергающегося опасности, на которого необходимость мобилизовать как физические, так и духовные силы наложила свой отпечаток. Поэтому непринужденная поза закурившего трубку бойца, небрежно выбившийся чуб из-под залихватски сдвинутой на затылок ушанки вступают в резкий контраст с напряженным, сосредоточенным выражением лица.

    Полковник И.М. Драгун
    Полковник И.М. Драгун
    С.И. Кобелев

    Внутреннее достоинство, спокойная уверенность взгляда, гордой посадки головы – в портрете «Полковник И.М. Драгун» (1945). Художник сумел передать душевную красоту и внутреннее благородство немолодого уже военного. Твердая, чуть грустная складка губ, решительный взгляд – каждая деталь служит для характеристики персонажа. Интересно, что в этом портрете одинаково подробно и внимательно проработаны как черты лица, так и многочисленные награды. Ордена и медали на груди портретируемых становятся, пожалуй, наиболее важными и яркими штрихами их характеристики, ведь все они, прежде всего, – бойцы, защитники Родины, и награды за доблесть в значительной степени отражают и их человеческие качества. Не случайно также на семи из восьми портретов есть поясняющие надписи: даты, места боевых действий, звания. Это важно для художника – сохранить память о героях.

    Так, портрет старшего сержанта М.С. Лапаева (1945) дополняется развернутым текстом (еще более подробным на обороте): «Особо отличился в боях при форсировании р. Одер». Наряду с орденами, которые прорисованы даже ярче, чем лицо, эта надпись является полноправной составной частью портрета. Рисунок исполнен неярким коричневым карандашом, кое-где совсем растворяющимся на бумаге. Это способствует созданию образа человека мягкого, вполне мирного, только взгляд его собран и решителен.

    Очень часто на рисунках художника возникают такие обычные, без внешних признаков героизма люди, которых общая беда заставила взяться за оружие, и, защищая самое дорогое, эти обычные люди проявили чудеса мужества и отваги. Их отличает не столько сила физическая, сколько сила нравственная, спокойная уверенность, решительность, непокоренность, как в портретах «Рядовой Ф.И. Ковальчук» и «Пожилой красноармеец с усами». Фигуры в них едва намечены - но тщательно проработаны, точно высечены на металле, усталые, немолодые лица и заслуженные награды.

    Возвращаясь к уже упомянутому рисунку «Разведчик», интересно сравнить его с портретом «Младший лейтенант Быстров». Оба наброска исполнены в один день – 13 марта 1945 года. Позади – несколько лет страшной, изнурительной войны, меньше двух месяцев осталось до Победы. Прекрасно художественно исполненные, обладающие яркими индивидуальными характеристиками, эти образы имеют много общего. Два молодых человека поколения войны слишком быстро повзрослели и стали мужчинами. Их лица еще сохранили юношескую мягкость, но глаза – значительно старше, даже старее, глаза людей, которым слишком много пришлось увидеть, пережить. Художник мастерски использует «живую», то почти теряющуюся, то яркую энергичную линию, выразительные возможности штриховки, то мягкой, моделирующей округлые лица, то более размашистой, решительной, лепящей объемы крепких мужественных тел воинов-защитников.

    В портретах из коллекции Новосибирского художественного музея автор чаще обращается к погрудному изображению, чтобы иметь возможность сосредоточить внимание на лицах. Но один из них выделяется большим форматом и тщательностью проработки. В рисунке «Доброволец Отечественной войны старый партизан Омаров» (само развернутое название многозначительно) художник сознательно выбирает поколенный вариант, что продиктовано особенностями натуры. Динамичная, выразительная поза, решительные жесты наряду со смелым, непреклонным взглядом наиболее полно отражают патриотизм немолодого уже человека, взявшего в руки оружие.

    Земляки-сталинградцы. Демобилизация старших возрастов. 1945
    Земляки-сталинградцы. Демобилизация старших возрастов. 1945
    С.И. Кобелев

    Аналогична по содержанию, по духу и многофигурная композиция «Земляки-сталинградцы. Демобилизация старших возрастов» (1945). Это групповой портрет семи немолодых людей, словно позирующих перед объективом фотоаппарата. Но в композиции этой нет ничего искусственного: позы непринужденны, образы – ярко индивидуальны. Линия художника энергична и уверенна: то едва намечает фигуру, то четко очерчивает лица, передавая их характерные особенности. Штриховка размашиста и обобщена, кое-где смазана для более плавных переходов. В мягкой проработке лиц ощущается отношение автора – уважение и суровая нежность.

    Образ несгибаемого русского воина, который, несмотря на все пережитое, способен в краткие минуты отдыха поддержать и развеселить товарищей острой шуткой - в другой многофигурной композиции – «Василий Теркин». Интересно, что практически со всеми изображенными рядом – порядковые номера. Возможно, это - соотнесение с отдельными портретными зарисовками, подготовительный материал для более значительной живописной работы.

    Обладая несомненными художественными достоинствами, фронтовые рисунки С.И. Кобелева являются также уникальными историческими документами, эмоционально, правдиво передавая атмосферу трудных военных лет, сохранив облики героев.

    ЛИТЕРАТУРА

    1.

    Художники народов СССР: биобиблиографический словарь. - СПб., 1995. Т. 4, кн. 2.

    2.

    Фронтовой альбом: живопись, графика: каталог / авт. вступ. ст. А. Д. Клушин; сост. каталога: С. П. Голикова, А. Д. Клушин, П. Д. Муратов. - Новосибирск, 2010.