• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 1(15)2014
  • Выставочные залы
  • Две жизни Йосефа Бау...
  • Две жизни Йосефа Бау

    С.Ю. Тиханов

    342
  • Йосеф Бау

    27 февраля 2014 года в Новосибирском художественном музее открылись сразу две выставки. Конечно, в музее всегда соседствуют выставки самые разные, но эти две, объединенные одним автором, художником Йосефом Бау, были различны как никогда. 

    Первая – наполненная искрометным юмором, основанная на тонкой игре смыслов и слов, - «Рисунки говорят на иврите». Юмор перевода не требует, но тем, кто сейчас интересуется ивритом - уникальным языком, возникшим в XII веке до н. э., впоследствии забытом, а в XX веке возрожденном, - знакомство с этой блестящей графикой может стать интересным вдвойне.

    Вторая выставка – страшная, рассказывающая о самой чудовищной странице истории мировой цивилизации, Холокосте, – «Голодал ли ты когда-нибудь, Господи?». Открывая выставки, я сказал, что Йосеф Бау – человек не только огромного таланта, но и необыкновенного мужества. И это действительно так. Он нелегально жил в краковском гетто, работал на боевую подпольную организацию, оказался в концентрационном лагере Плашов, известном прежде всего двумя зловещими персонажами: комендантом Амоном Гёте, лично уничтожавшем людей в ходе зачистки краковского гетто, и садисткой Алисой Орловски, не расстававшейся со своим хлыстом «образцово-показательной сотрудницей СС», - а также местным изобретением: практикой моментальных расстрелов на месте.

    Моментальный расстрел на месте грозил самому Йосефу ежеминутно: с ним всегда был блокнотик с картинами ужасающей повседневной лагерной жизни, вернее даже не жизни, а выживания в условиях голода и террора. И еще более рискованные зарисовки были в этом блокнотике - не карикатуры даже, а страстные обличения нацизма: «50 ударов плетьми», «Храбрецы-эсэсовцы», «Жертвоприношение на алтарь нацизма». Что бы сделали с Йосефом Бау Гёте и Орловски, звери даже по эсэсовским меркам, если хотя бы один из этих рисунков был обнаружен?

    Лагерные рисунки Йосефа, крохотные в оригинале, на выставке были представлены в многократном увеличении, и все они это испытание увеличением выдержали. Здесь невольно вспоминается Солженицын, который вел свои тюремные записи миниатюрным почерком. И еще раз на выставке вспоминался Александр Исаевич, вернее, его известная фотография в телогрейке с лагерным номером, - при взгляде на снимок Йосефа Бау и его жены Ребекки Танненбаум. Эта свадебная фотография была сделана в Кракове сразу после войны; позже Йосеф отретушировал ее, одев новобрачных в арестантские полосатые робы, ведь на самом деле их первое бракосочетание состоялось в 1944 году в… Плашове. Эта тайная свадьба в концентрационном лагере стала эпизодом в фильме Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Появляется в «Списке Шиндлера» и сам Бау – в финале он по древнему еврейскому обычаю кладет камень на могилу Оскара Шиндлера.

    Вот такой человек был Йосеф Бау, художник и фотограф, основатель израильской мультипликации, поэт и прозаик. Человек, прошедший через невиданные испытания, с удивительной судьбой которого познакомили зрителей две выставки, организованные художественным музеем и Израильским культурным центром в Новосибирске.