• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 2(04)2011
  • Записки путешественника
  • Фрагменты зарубежных впечатлений...
  • Фрагменты зарубежных впечатлений

    Ю.Н. Щепочкин

    342
  • Ю.Н. Щепочкин

    Волею судьбы, благодаря своим наклонностям и талантам, данным от рождения, каждый человек выбирает свой путь в жизни. Иногда этот выбор удачен, иногда нет. История, которую я хочу рассказать, имеет к этому прямое отношение, однако приходится начать издалека.

    Несколько лет назад наша семья, путешествуя по Европе, оказалась в удивительно красивом месте, на берегу живописного альпийского озера. Мы поселились в комфортабельной гостинице, в номере с видом на озеро. Горы, поросшие елями, окружали водную гладь, а на противоположной стороне озера, на одной из вершин возвышался старинный замок. Много веков назад он был построен римлянами для того, чтобы контролировать дороги, ведущие из Италии на север, к варварам. У подножья горы расположился чудесный католический собор, оглашавший колокольным звоном всю округу. На зеленом острове в центре озера стояла церковь для венчания. Новобрачные и их сопровождающие плыли на лодках до острова, по широкой лестнице, идущей от воды, поднимались к церкви, где и происходил обряд. В будние дни туристы на гребных лодках совершают обязательную экскурсию на этот остров.

    Моя история может затянуться надолго, если я буду и дальше описывать красоты здешних мест, поэтому перейду к делу. А дело в том, что край этот нам понравился чрезвычайно, и на следующий год мы опять приехали отдохнуть в эти места. Разгуливая по улицам здешнего курортного городка, я натолкнулся на контору маклера по торговле недвижимостью и, ради праздного любопытства, решил заглянуть в нее. Это было роковое событие, перевернувшее спокойную жизнь нашей семьи на многие годы.

    Маклер предложил показать мне несколько объектов, выставленных на продажу. Поскольку я располагал временем, а маклер транспортом, мы двинулись в путь. Сама по себе поездка по живописным незнакомым местам доставляла мне огромное наслаждение, но я еще получал профессиональное удовольствие, осматривая дома и участки, оценивая их достоинства и недостатки. В конце нашего путешествия маклер предложил показать мне виллу, которая, как он считал, могла мне понравиться. Я не возражал и… произошло то, что случается крайне редко в подобных ситуациях, – маклер оказался прав.

    Фрагменты зарубежных впечатлений

    Старинный дом постройки начала ХХ века в стиле «модерн» и сад заворожили меня сразу. На следующий день я предложил моей супруге прокатиться тем же маршрутом. Так мы оказались на вилле «Белый двор». Мы влюбились в этот дом и сад, сразу и безоговорочно, и нам потребовалось несколько лет упорного труда, чтобы вилла стала нашей. Мы приняли ее в нашу семью!

    Сегодня этот старый дом обрел свою новую жизнь. После реконструкции это самое красивое здание во всей Европе – так считает все наше семейство.

    Мы достигли своей цели потому, что занимались делом согласно своему выбору, сделанному много лет назад; занимались делом профессионально, как люди, разбирающиеся в строительстве и архитектуре, как люди, имеющие к этому и наклонности, и таланты, как люди, волею судьбы оказавшиеся в этом месте. Однако я хотел рассказать совсем о другом.

    В прошлом году, осенью, мы приехали на виллу, чтобы собрать яблоки и орехи, подготовить сад и дом к зиме. Когда вся работа была сделана, и времени до отъезда оставалось еще много, мы решили съездить во Флоренцию. Это пятьсот километров от нашего дома. Расстояние не малое для меня, учитывая мой возраст и отсутствие опыта вождения автомобиля по европейским дорогам. Тем не менее, побывать во Флоренции, городе, который олицетворяет эпоху Возрождения, увидеть своими глазами скульптуры Микеланджело, Донателло, Челлини - все это стоит того, чтобы отправиться в столь далекий путь на машине.

    Мои опасения касательно трудной дороги оказались напрасными, пятьсот километров промелькнули как пятьдесят, и вот мы уже въезжаем в город. По навигатору находим нашу гостиницу, расположенную в центральной туристической части города, а вот попасть во двор гостиницы я не могу. Улицы здесь настолько узки, что мой автомобиль не может развернуться, чтобы въехать в старинные дубовые ворота гостиничного дворика. Пришлось поставить машину на городскую стоянку, которая, к счастью, оказалась совсем рядом, и забыть про автомобиль на все время пребывания во Флоренции. Стоит несколько слов уделить нашей гостинице.

    Моя жена забронировала номер по интернету, и мы получили сюрприз в виде крутой лестницы на третий этаж. Это обстоятельство угнетало нас безумно, поскольку после утомительных экскурсий по городу мы должны были преодолеть это препятствие. Первые два пролета мы обычно карабкались молча, на следующих двух пролетах нас разбирал гомерический смех, а на последних катились слезы. И так три дня!

    То, что мы увидели в этом городе, полностью соответствует туристическим справочникам и художественным альбомам, проштудированным нами до поездки. Но аромат Флоренции, чувство причастности к эпохе итальянского Возрождения невозможно почерпнуть из книг и справочников, это можно ощутить только самому, своим носом, глазами, ногами.

    Фрагменты зарубежных впечатлений

    Подробное описание красот собора Санта Мария дель Фьоре, площади Синьории, Палаццо Веккио, галереи Уффици, моста Понте Веккио и прочих достопримечательностей Флоренции заняло бы в моем повествовании много места, но обо всем этом можно прочитать в различных книгах и воспоминаниях путешественников. А я хочу поделиться с вами только одним ярким событием.

    Мы отправились в музей собора Санта Мария дель Фьоре, и там я впервые увидел деревянную статую Марии Магдалины работы Донателло. Она настолько необычна манерой исполнения, материалом и композицией, что каждый, кто увидит это великое творение, запомнит его на всю жизнь. Проникновенное исполнение, глубокое чувство реализма самой позы Марии Магдалины делают статую глубоко одухотворенной. Дерево цвета красной меди и тонкая резьба в изображении головы и волос, переплетающихся с власяницей, напоминают экспрессивные работы Родена. Скульптура относится к позднему периоду творчества Донателло, это ориентировочно 1445 год, а впечатление такое, что она появилась на свет в XXI веке. Вот что пишет А. Степанов в книге «Искусство эпохи Возрождения»: «Первый же заказ, выполненный Донато по возвращении – «Кающаяся Мария Магдалина» – для баптистерия – был вызовом всей гедонистической Флоренции. Достаточно перевести взгляд с этой большой деревянной статуи на Еву «Райских врат», чтобы ощутить пропасть между тем, чего теперь ждали флорентинцы от скульптора, и тем, что предложил им Донателло. У Магдалины иссохшее лицо мумии с глазами, будто только что отверстыми после гробового сна, со щербатым ртом, судорожно ловящем воздух; невероятно густые волосы покрывают ее как власяница; тонкие упругие ноги легко несут статное тело; сильные молодые руки с чуткими длинными пальцами складываются в молитве, как нервюра готического свода. Каждый из этих мотивов, взятый сам по себе, вполне обыкновенен, но их соединение в одном человеке невозможно. Магдалина стара и молода, бессильна и полна энергии, она пребывает в состоянии мистической экзальтации и быстро идет вперед. Безобразно или прекрасно это фантастическое существо? Ответ зависит от того, каковы те, кто смотрит на нее. Бывшим своим сластолюбивым клиентам она могла бы внушить лишь ужас и отвращение, напоминая им о неизбежности конца. Но сестрам и братьям во Христе она близка и понятна парадоксальностью своего существования». 1

    Мне нечего добавить к этому яркому и правдивому описанию скульптуры, поэтому я возвращаюсь к рассказу о последующих событиях. На второй день пребывания во Флоренции я решил побродить по старым улочкам города без какой либо цели. Я шел по направлению к собору Санта Мария дель Фьоре и наткнулся на антикварную лавку, где продавались старинные гравюры. Лавка эта – небольшая комната, заваленная папками и антикварным хламом с пола до потолка. В дальнем углу комнаты неподвижно сидел продавец. Он, как паук, лениво вращал глазами без каких-либо эмоций. Я вежливо поздоровался и углубился в море старых бумаг. Первое впечатление хаоса было обманчиво. Все листы были грамотно рассортированы по видам техники. Вот полки с резцовой гравюрой, а вот итальянское кьяроскуро, далее меццо-тинто - английская печать, офорты и листы смешанной техники, литографии и торцовая гравюра на дереве. Удивительная коллекция, удивительное место - и удивительные персонажи время от времени появлялись в лавке.

    Особое впечатление на меня произвел высокий господин неопределенного возраста, в берете, в длинной, до пола, хламиде черного цвета. Он о чем-то пошептался с хозяином, прихватил пару листов и исчез за дверью. Я выбрал три резцовые гравюры с разными сюжетами. Одна из гравюр, великолепного качества, изображала кавалеров на охоте. В дальнейшем именно этот лист я оформил в раму и оставил на вилле, а два листа привез домой. Мой друг внимательно осмотрел гравюры и сделал интересные их описания.

    Вид Флоренции. Резцовая гравюра, акварель
    Вид Флоренции. Резцовая гравюра, акварель

    Изображение простроено по принципу ведуты, сложившейся в искусстве Европы XVIII века. Его задача показать не памятник, не прославленное строение или площадь перед ним, а именно вид города, пейзаж. В данном случае - изображение Флоренции, расположенной на реке Арно. Река здесь на первом плане. На реке своя жизнь: плоты и плотогоны, рыбаки с удочками и сетью, лодка-паром, а в ней группа людей и три лошади. Они на первом плане. Их рассматриваешь в первую очередь. А за рекой возвышается город. Видны здания площади Синьории, купол собора Санта Мария дель Фьоре, возвышающиеся над загораживающими их строениями – вид привлекательный, но вид общий. Такой была два века назад мирная замечательная столица Тосканы.

    Гравюра отпечатана большим мастером. Видны все тонкие и тончайшие линии резьбы. Река и небо тонально строятся тонкими горизонтальными длинными линиями. Их подкрепляет раскраска акварельного строя. Строения, лодки, фигуры людей впечатаны в пейзажную среду решительно, четко, непринужденно.

    Гравюра печаталась в Англии. На то, вероятно, были свои причины. Искусство эстампов различных техник в XVIII и первой половине XIX века в Англии стояло очень высоко. В Лондон ехали учиться художники из разных стран, поэтому автор данной работы мог иметь свой резон печатать его в Лондоне. Но в самой Италии, во Флоренции, в Риме, в Венеции были свои прославленные на всю Европу мастера. Автор гравюры выбрал не просто подходящее место, а одно из лучших среди очень хороших.

    Битва кавалерий. Резцовая гравюра
    Битва кавалерий. Резцовая гравюра

    Перед нашими глазами батальная сцена конных и пеших ее участников. В центральной части всадники, за ними дым сражения, над ними на фоне дыма флаги и штандарт одной из групп сражающихся. Благодаря им, несмотря на изображения павших воинов, тон данной баталии - героический.

    Баталия строится по трем планам. Первый затененный, занимающий левый нижний угол, второй с группой всадников и проглядывающихся между ними пехотинцев и третий, уходящий к горизонту, вид справа.

    Такое решение листа трех ступеней тона. В работе они достигаются повторным травлением доски. Здесь эта задача решена великолепно.

    Великолепен и рисунок лошадей, в частности упавшей лошади на краю центральной группы. Сложный ракурс формы тела лошади выполнен мастерски. Задний план легкий и светлый, с изображением крепости, имеет свойства красивой миниатюры.

    Гравюра напечатана в одну краску, однако использование тона делает ее объемным, живописным зрелищем.

    Я думаю после такого яркого описания гравюр, изображенные сцены видятся вполне конкретно. Гравюры эти – замечательная память о поездке, а самое главное, я еще раз пережил увиденное по книгам, взятым мной в библиотеке и прочитанным в холодные зимние вечера.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1.

    А. Степанов. Искусство эпохи Возрождения. – - СПб. : Азбука-классика, 2005. – С. 182.