• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 1(11)2013
  • Коллекция
  • «Государем царем и великим князем всея Руси быть»...
  • «Государем царем и великим князем всея Руси быть»

    С.П. Голикова

    344
  • Избрание на всеросийский престол царя и великого князя Михаила Федоровича. 1913
    Избрание на всеросийский престол царя и великого князя Михаила Федоровича. 1913
    А.Х. Вестфален

    В коллекции Новосибирского государственного художественного музея хранится литография петербургской художницы А.Х. Вестфален «Избрание на всероссийский престол царя и великого князя Михаила Федоровича», исполненная в 1913 году. Век спустя, в год 400-летия династии Романовых, это произведение привлекает к себе особенное внимание. Прежде всего, оно вызывает интерес как редкий образец наследия художницы круга И.Я. Билибина, сведения о жизни и творчестве которой очень скудны.

    Антонина Христиановна Вестфален – график-иллюстратор, художник театра – получила образование в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, занимаясь у И.Я. Билибина, Н.К. Рериха, А.А. Рылова. Близкое профессиональное общение с Билибиным, видевшим в наиболее одаренных учениках своих постоянных помощников и умевшим создавать непринужденную, дружественную атмосферу в мастерской, в значительной степени определило круг ее интересов и тематических предпочтений в искусстве. В 1910-е годы, оказавшиеся самыми яркими и плодотворными в творческой биографии А.Х. Вестфален, Иван Яковлевич не раз приглашал начинающую художницу для совместной работы в театральных и издательских проектах. В 1911 году она исполнила часть эскизов костюмов к спектаклю по пьесе Лопе де Вега «Фуэнте Овехуна», открывавшему второй сезон «Старинного театра» Н.Н. Евреинова, посвященный испанской драматургии XVI – XVII веков, - постановке, основное сценографическое решение которой принадлежало Н.К. Рериху и И.Я. Билибину. По воспоминаниям И.И. Мозалевского, 1 в 1913 году И.Я. Билибин привлекал А.Х. Вестфален к оформлению оперы М.И. Глинки «Руслан и Людмила» в театре при петербургском Народном доме. Будучи художественным редактором хрестоматий «Живое слово», составленных педагогами-новаторами А.Я. Острогорским и А.К. Зоммер-Острогорской для изучения родного языка в младших классах гимназий и реальных училищ, И.Я. Билибин предоставил возможность иллюстрировать литературные произведения, вошедшие в учебники, не только известным графикам – Д.Н. Кардовскому, А.Н. Бенуа, М.В. Добужинскому, Б.М. Кустодиеву, но и своим молодым воспитанникам – Г.И. Нарбуту, Р.Р. О’Коннель, А.Х. Вестфален. Для этой неоднократно переиздававшейся и дополнявшейся серии Антонина Христиановна подготовила рисунки к «Детству» и «Отрочеству» Л.Н. Толстого. В 1911 – 1913 годах художница участвовала в иллюстрировании еще одного издания, оформленного под руководством И.Я. Билибина, – «Княжая песнь. Историческая поэма в 48 песнях», опубликованного его составителем Н.Д. Квашниным-Самариным в 1914 году. В это же время А.Х. Вестфален совершила поездку по Италии и Франции вместе с другой ученицей И.Я. Билибина – Р.Р. О’Коннель;2 экспонировала свои произведения на выставке «Мира искусства» 1912 года; активно работала в области книжно-журнальной графики.

    В более поздние годы Антонина Христиановна выполняла экслибрисы, эскизы различных дипломов и почетных грамот3. Ее имя наряду с именами М.В. Добужинского, Е.С. Кругликовой, Д.И. Митрохина, П.А. Шиллинговского и многих других мастеров встречается в перечне участников выставки книжного знака, состоявшейся в Курске в 1940 году. 4

    Ученичество у И.Я. Билибина позволило А.Х. Вестфален войти в ту художественную среду начала ХХ столетия, где интерес к прошлому основывался на обширных историко-культурных познаниях, а формой его воплощения становилась декоративная стилизация исторических образов. Занимаясь в Рисовальной школе, художница внимательно изучала образцы русского орнамента и лубочных картинок, обращение к которым было неотъемлемой частью педагогической программы Билибина, побуждавшего учеников к осмыслению особого языка народного искусства и к использованию его выразительных возможностей в собственных работах. Сотрудничая в «Старинном театре», концепция которого подразумевала достоверное восстановление сценических традиций ушедших эпох, А.Х. Вестфален, по совету учителя, искала иконографические источники для эскизов актерских костюмов в зале испанской живописи Эрмитажа. 5 Иллюстрирование книг, написанных на исторические темы, также поддерживало ее увлечение ретроспективными и стилизаторскими творческими задачами. В этом контексте создано и произведение, хранящееся в коллекции Новосибирского художественного музея.

    Литография, исполненная по случаю 300-летнего юбилея Дома Романовых, изображает эпизод прибытия посольства Земского собора в Ипатьевский монастырь с торжественным прошением к боярскому сыну Михаилу Федоровичу Романову «…по изволению Божию и по избранию всех чинов людей…государем царем и великим князем всея Руси быть». 6 Многофигурная сцена на фоне Троицкого собора и звонницы Ипатьевского монастыря представляет Михаила Федоровича и его мать, инокиню Марфу, в окружении духовных лиц и бояр, придворных стражников, служилых дворян и посадских людей, от имени всех сословий призывающих молодого избранника на царский престол. Подобный сюжет встречается в русской книжной миниатюре XVII века, возможно, известной А.Х. Вестфален. Однако графика И.Я. Билибина, в свою очередь опирающаяся на изобразительные приемы народной гравюры, оказывается значительно более очевидным источником стилистического заимствования, использованным художницей при создании этой литографии. Ее работа в полной мере обладает тем свойством, которое Билибин называл «линейной каноничностью». Подражая билибинской манере, Вестфален применяет здесь устоявшиеся композиционные и колористические средства, подчиняющие рисунок плоскости листа и подчеркивающие его декоративность. Плоскостность изображения утверждается сближением пространственных планов; сопоставлением центральных персонажей, идущих из глубины на зрителя, и укрупненных первоплановых фигур, показанных в характерных профильных поворотах; трактовкой узоров, украшающих боярские одежды; обозначением неба горизонтальными линиями и ровным рядом облаков; введением в композицию картуша с надписью. Важнейшая роль в построении рисунка принадлежит линии: плавными, гибкими контурами отчетливо выделены силуэты фигур; геометрически строго и сухо очерчены монастырские здания; короткими параллельными штрихами условно намечены тени по складкам одеяний и передан объем округлых, тяжелых облаков. Большими локальными плоскостями, почти полностью лишенными тональных переходов, ложатся яркие, насыщенные цвета – красные и охряные, синие, зеленые, светло-лиловые. Их контраст со свободным полем бумаги теплого оттенка акцентирует общее впечатление нарядности и праздничности листа, в котором реальное историческое событие эмоционально преображается и обретает черты сказочной сцены.

    Названные особенности произведения А.Х. Вестфален еще раз свидетельствуют о популярности билибинского стиля, оказавшего заметное влияние на творчество многих графиков начала ХХ столетия.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1.

    См.: Мозалевский И.И. В Петербурге и Париже. // И.Я.Билибин. Статьи. Письма. Воспоминания о художнике. - Л., 1970. С. 208 – 209.

    2.

    См.: О’Коннель-Михайловская Р.Р. Художник и человек. // Там же. С. 151.

    3.

    См.: Художники народов СССР. Биобиблиографический словарь. Т. 2. - М., 1972. С. 253.

    4.

    Первая выставка книжного знака. Каталог. Курск, 1940. С. 16.

    5.

    См.: О’Коннель-Михайловская Р.Р. // Указ. соч. С. 150.

    6.

    Цит. по: Дом Романовых. / авт.-сост. Гребельский П.Х. и Мирвис А.Б. - СПб., 1992. С. 17.