• Главная
  • Архив журнала
  • Оглавление - 4(22)2015
  • Выставочные залы
  • Сибирский андеграунд в Петербурге...
  • Сибирский андеграунд в Петербурге

    В.О. Назанский

    327
  • «Сибирский андеграунд. 20 лет спустя»

    Выставочный проект «Сибирский андеграунд. 20 лет спустя», стартовав в Новосибирском государственном художественном музее в апреле 2014 года, после тура по сибирским городам - Томску, Барнаулу, Новокузнецку - достиг Санкт-Петербурга. 22 ноября 2015 года выставка «Сибирский андеграунд» открылась в Музее современного искусства Эрарта. Новостные сайты сообщили: «Куратор Владимир Назанский собрал впечатляющую экспозицию, которая впервые представляет в Санкт-Петербурге интересное и для изучения, и для коллекционирования художественное явление эпохи «развитого социализма» и перестройки».

    Феномен сибирского андеграунда возник в 1970 - 1980-е годы отнюдь не как общественно-политическое явление, но как индивидуальные художественные практики «неформатных» авторов, существовавших вне официозной системы. Иногда «неформатные» создавали небольшие дружеские сообщества, внутри которых царила полная свобода мысли и творчества. На этих маленьких и редких «островках в океане» соцреализма шла своя, полностью обособленная художественная жизнь, развивалось «другое искусство». Их отличал интерес к современному художественному языку, переосмысленным достижениям русского авангарда 1910 - 1930-х годов и европейского модернизма начала ХХ века.

    При этом сибирский андеграунд не сводим к одной лишь критике идеологизированной, неадекватной системы. Прежде всего, его волновало утверждение свободы творчества, свободы личности и представимых границ этой свободы, что вполне логично вытекает из особого вольного сибирского духа. Увлеченность свободой имела свою цену – хроническую бедность, доходящую до нищеты, выключенность из социальных систем и официальной жизни, неизвестность, невозможность выставок и полноценного профессионального общения.

    Композиция. 1989
    Н. Мясников
    А.Г. Варнек
    Коллекция «Белой галереи»

    В 1990-е годы ситуация кардинально меняется: на смену неформальным «квартирным» сообществам приходят независимые галереи и объединения. Первые выставки неофициального искусства получают экспозиционные пространства. Тогда, двадцать лет назад, усилиями самих художников и произошло открытие сибирского андеграунда. Особую роль в этом процессе сыграли галереи «Сибинтерарт» и «Зеленая пирамида» в Новосибирске, экспериментальное художественное объединение «ЭХО» в Омске, межрегиональное объединение художников Новосибирска, Барнаула и Горно-Алтайска «Белая галерея», студия «Март» в новосибирском Академгородке. На площадке «Сибинтерарта» был показан почти весь диапазон сибирского андеграунда; открытием стала гротескная живопись Леонида Иванова. «ЭХО» организовало в Омске три выставки, с 1987 по 1989 год. Организатор группы Владимир Бугаев работал позднее в Абакане, в Петербурге на Пушкинской-10, затем снова вернулся в Сибирь. Наиболее длительным и продуктивным стал проект «Белая галерея» (1991 – 1997), организованный художником и поэтом Николаем Мясниковым (1954 – 2012). Выставки «Белой галереи» состоялись в художественных музеях Новосибирска, Томска, Кемерово, Барнаула; было издано несколько поэтических сборников. С самого начала 1990-х и на альтернативных, и на государственных площадках выступали молодые художники Вячеслав Мизин, Дмитрий Булныгин и Максим Зонов, впоследствии основавшие известную арт-группу «Синие носы». В дальнейшем их пути разошлись, изменилась география проживания, но и Мизин, и Булныгин стали значительными фигурами актуального искусства. На выставке представлены их ранние работы андеграундного периода. Среди других представителей новосибирского арт-подполья 1980-х - начала 1990-х годов, дополнивших петербургскую версию выставки – Александр Краснопеев (1949 - 1997), Елена Евсина, Алексей Кузнецов, Виктор Штриккер. Все они, кроме Штриккера, уехавшего в Германию, оказались в конечном итоге в Петербурге в гравитационном поле Анатолия Заславского, организатора группы «Безнадежные живописцы». Живописи Краснопеева посвящен специальный раздел экспозиции. А. Заславский написал о Краснопееве: «Петербургские любители искусств восхищаются плотной полноценной живописью, глубокой душевной любовью в портретах и особенно последними работами, где цветовая поверхность несет в себе максимум содержания, не отвлекаясь ни на что мелкое и обыденное». Другой участник выставки, снискавший внимание петербургского художественного сообщества – красноярец (абаканского происхождения) Виктор Сачивко, художник Красноярской музейной биеннале – более тридцати лет занимается искусством вне официальной системы творческих союзов. Впрочем, разделение искусства на официальное и неофициальное утратило актуальность уже к концу 1990-х годов. Тогда вместе с обществом, ценностями и приоритетами менялся статус художников, их судьбы и стратегии: одни благополучно интегрировались в новый социум, другие, в силу инерции образа жизни и личностных особенностей, оставались одиночками и постепенно уходили из жизни

    Красный гугл. 1994
    Красный гугл. 1994
    З. Рубан
    Музей современного искусства Эрарта

    Всего в петербургском варианте экспозиции представлено более восьмидесяти произведений живописи и графики художников из Новосибирска, Омска, Красноярска, Барнаула, Горно-Алтайска и Томска. Среди художников, чьи работы вошли в экспозицию - Владимир Бугаев (Омск - Ханты-Мансийск), Дмитрий Булныгин (Новосибирск - Москва), Вячеслав Мизин (Новосибирск), Александр Краснопеев (Новосибирск - Петербург), Зинаида Рубан (Новосибирск), Николай Мясников (Новосибирск), Николай Жуков (Новосибирск), Владимир Квасов (Барнаул), Сергей Дыков (Горно-Алтайск), Виктор Сачивко (Красноярск), Александр Косенков (Новосибирск - Петербург), Алексей Кузнецов (Новосибирск - Петербург), Елена Евсина (Новосибирск - Петербург), Виктор Штриккер (Новосибирск - Аахен), Елена Юдина (Новосибирск).

    Главный принцип построения выставки — феноменологический. Не претендуя на полноту охвата темы, организаторы стремятся вызвать интерес к неизвестной странице истории художественной жизни, представить творчество талантливых авторов и показать сибирский андеграунд как своеобразную и важную часть общероссийского культурного процесса конца ХХ века.